анализ законопроекта о семейно-бытовом насилии

Насилие, не насилие … главное – профилактика

«Согласно окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует так называемое окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не «промывание мозгов», как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Идея Овертона описывает процесс последовательного продвижения социально-неприемлемых явлений в социально-нормальный статус, средствами информационного воздействия на общество. Технология описывает пять этапов воздействия, на каждом из которых используются обычные информационные инструменты, но сумма этих этапов даёт парадоксальный результат, превращающий нечто (например, отношения, идеи или поступки), ранее полностью недопустимое в обществе, в приемлемое или даже престижное»

Некоторое время назад на сайте Совета Федерации прошло обсуждение проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Подавляющее большинство отзывов относительно данного документа носило крайне негативный характер. Граждане высказывались категорически против принятия представленного законопроекта.

Анализ законопроекта показывает, что единственное, что можно и нужно с ним сделать – это отправить в помойку и никогда больше оттуда не доставать! Никакие поправки и изменения формулировок ему не помогут. Никакого отношения к профилактике семейно-бытового насилия он по сути не имеет, а предназначен исключительно для вмешательства в семью...

Цели законопроекта

Идею профилактики семейно-бытового насилия активно лоббирует феминистское движение, аргументируя тем, что в нашей стране просто зашкаливающий уровень издевательств над женщинами внутри семьи. При этом действующее законодательство и органы обеспечения правопорядка не справляется с этой проблемой. В стенах Государственной Думы основным идейным вдохновителем рассматриваемого закона является депутат от фракции «Единая Россия» Оксана Пушкина. Вот как она отвечает на вопрос о целях данного законопроекта: «Мы одна из немногих стран, где нет закона, который бы систематизировал все действия всех органов в направлении профилактики семейно-бытового насилия. Страны все не дураки – если принимаются законы, то совершенно очевидно, есть причина». Замечательный ответ без ответа. В духе представителей партии власти. Вообще замечательное интервью. Не хочется тратить время на его разбор, но у кого есть желание – может почитать и убедиться в том, что вся позиция таких как Пушкина или Матвиенко, держится исключительно на популистских лозунгах, не подкреплённых фактами. За примерами далеко ходить не надо. Вот цитата из того же интервью: «Смотрите, вчера мне на стол легла бумага из МВД, отчёт. Которая вдруг сообщает нам, что после декриминализации побоев число преступлений прям аж в два раза упало: в 2017 году – 60 тыс., сейчас – 35 тыс. случаев семейных побоев. Понимаете, цифры нарисованы!» Ничего так себе заявление! Оказывается официальная статистика МВД нарисована?! А десятки миллионов жертв семейного насилия, представленные разными непонятными общественными организациями, цель которых выбить себе побольше финансирования, по их мнению, несомненно более правдоподобны. При этом даже в предоставлении информации Пушкина перевирает факты. Упомянутая статистика касается не только побоев, а в принципе всех преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении членов семьи. Вот такой у нас эксперт-лоббист профилактики семейно-бытового насилия.

«Феминистки заявляют, что от домашнего насилия каждый год погибает 14 тысяч женщин. Так, например, выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, руководитель Центра «Насилию.нет» Анна Ривина заявила, что в России за год в семьях от рук мужей погибает 14 000 женщин. Правда докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Официальная же статистика не подтверждает и этот тезис. Согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин. В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями»

В общем, если попытаться подвести черту под аргументами, то основными тезисами лоббистов законопроекта о семейно-бытовом насилии являются:

  • большое количество жертв внутрисемейных конфликтов, главным образом среди женщин, в том числе и с тяжкими телесными повреждениями;
  • отсутствие правового механизма, позволяющего проводить психологическую работу внутри семьи;
  • проблемы в работе правоохранительных органов в части реакции на конфликтные ситуации между членами семьи и профилактике в подобных случаях, отсутствие чёткого правового механизма, который позволил бы предотвратить возникновение и развитие внутрисемейных конфликтов;
  • отсутствие механизмов оперативного реагирования на конфликтные ситуации внутри семьи, позволяющие защитить жертву насилия

А что на самом деле?!

При ближайшем рассмотрении оказывается, что законодательство в этой сфере содержит достаточное количество норм, направленных на защиту жизни и здоровья (глава 16 УК РФ), половой неприкосновенности (глава 18 УК РФ), свободы, чести и достоинства личности любых лиц, в том числе женщин и детей (глава 17 УК РФ), а также на защиту семьи и несовершеннолетних (глава 20 УК РФ).

Наказание за причинение тяжкого, среднего и легкого вреда здоровью четко прописано в указанной выше главе 16 УК РФ. При этом даже побои (или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности) только первый раз являются административным правонарушением (статья 6.1.1 КоАП РФ), а впоследствии классифицируются как уголовное преступление.

В этой связи крайне гипертрофированной выглядит акция, организованная лоббистами рассматриваемого проекта закона, в ходе которой обществу предъявлялись образы женщин, у которых были все признаки причинения им как минимум среднего вреда здоровью. В законе чётко регламентировано наказание за подобные уголовные преступления.

Относительно ответственности за оскорбление (то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме), то она предусмотрена статьей 5.61 КоАП РФ. Причём нет никаких указаний на то, что в семье допустимо оскорбление. Эта норма применяется во всех ситуациях. А ответственность в случае неисполнения родителями своих обязанностей по содержанию и воспитанию детей установлена статьей 5.35 КоАП РФ.

Касаемо работы органов охраны правопорядка необходимо отметить, что полиция действует в соответствии с федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции». В частности, полиция имеет право объявлять физическому лицу официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения (пункт 12 часть 1 статья 13), доставлять граждан в служебное помещение полиции или иное служебное помещение в целях решения вопроса о задержании гражданина, защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью в случае, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом (пункт 13 часть 1 статья 13). То есть у полиции есть инструменты оперативного реагирования и ограждения граждан в случае противоправных действий.

Относительно защиты потерпевшей стороны в процессе рассмотрения дела в уголовно-процессуальном кодексе введена статья 105.1 «Запрет определённых действий», которая как мера пресечения предусматривает, в том числе, запрет приближаться к определённым объектам. При этом мера эта применяется при наличии реальных, а не надуманных, признаков преступления и в рамках строгих процессуальных процедур, предусматривающих защиту прав обеих сторон. Здесь же стоит упомянуть о федеральном законе «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», которая предусматривает спектр мер защиты, которые могут применяться как до возбуждения уголовного дела, так и после его прекращения.

Утверждение феминисток об отсутствии в стране профилактики семейно-бытового насилия опровергает, в частности, федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации».

Таким образом, органы защиты правопорядка, руководствуясь действующим законодательством, уже обладают достаточными инструментами и для оперативного реагирования на сообщения о правонарушениях, и для  профилактики правонарушений с целью защиты личности и общества, и для определения наказаний за правонарушения, включая те правонарушения, о которых упоминают лоббисты закона о семейно-бытовом насилии.

Тезис о том, что указанные законы не функционируют на практике, скорее указывает на необходимость работы с органами защиты правопорядка, а не на необходимость принятия дополнительных законов, которые в такой ситуации также работать не будут. …А может дело как раз в том, что работать они должны совершенно по-другому?! Довод, заключающийся в том, что порой «жертва насилия» не обращается в полицию, по каким-то своим соображениями (боится, не хочет еще больше нагнетать ситуацию, не считает серьезным повод и пр.), вообще нелогичен. Получается ситуация, что потерпевший не считает себя потерпевшим, а по навету какого-нибудь соседа или «доброго» прохожего семья может быть вовлечена в ситуацию, ненужную никому из её членов.

Что же предлагает проект закона?

Из рассмотрения доводов лоббистов и анализа их с позиции действующего законодательства следует, что все необходимые инструменты для решения тех проблем, которые поднимают инициаторы законопроекта, имеются. Возможно они не всегда работают на практике, но это вопрос другой плоскости. Тогда что же предлагается в проекте закона? «Пробежимся» по его тесту.

«Чудеса» начинаются с самого начала во 2-ой статье «Основные понятия».

«Семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления»

Не будем пока заострять внимание на том, кто будет определять, умышленное ли деяние, какие критерии, по которым (и кто) будет делать вывод о наличии такого субъективного состояния, как «страдания» (для одного страдание, а другой даже не заметит), какие критерии имущественного вреда. Сразу настораживает «или содержащее угрозу», потому что делает сферу применения абсолютно безграничной и крайне субъективной.Сразу возникает вопрос относительно «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». То есть получается, что речь в законе идет о действии, которое не является ни административным, ни тем более уголовным преступлением. Формально любое слово, действие или бездействие, которое не понравится потенциальной жертве или третьему лицу, может быть расценено, как семейно-бытовое насилие. Причем совершенно непонятно, что в данном термине делает слово «насилие». В современном уголовном праве и законодательстве насилие и угроза его применения признаются самостоятельными преступлениями против жизни и здоровья, правосудия и порядка управления. Таким образом применение его в термине, который не должен содержать признаки административного или уголовного преступления, однозначно делает это понятие абсолютно не конкретным.

По большому счёту рассмотрение первого же термина даёт все основания для того, чтобы отправить проект данного закона в помойку. Однако «пробежимся по его тексту, чтобы понять почему его оттуда и доставать не следует ни под каким соусом».

В соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 5 законопроекта субъектом профилактики «семейно-бытового насилия» являются «общественные организации и иные некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в сфере профилактики семейно-бытового насилия». В соответствии со статьей 16 законопроекта их предлагается наделить правом в том числе «принимать участие в выявлении причин и условий для совершения семейно-бытового насилия и их устранения». Минуточку! То есть получается любая общественная организация, даже без обязательной регистрации в Минюсте (например, районная организация «Северные Орешки, ведущая свою деятельность в районе Орехово-Борисово Северное), дополнив свой устав соответствующей записью, сможет влезать в любую семью «для выявления причин», как мы помним из определения, даже «содержащих угрозу» действий (или бездействий)?! Нет! Такой закон нам не нужен!

В соответствии со статьей 17 основанием для осуществления мер профилактики семейно-бытового насилия может являться «обращение граждан, которым стало известно о свершившемся факте семейно-бытового насилия, а также об угрозах его совершения в отношении лиц, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии». Примером «лиц, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии» могут служить дети. Таким образом этот законопроект предоставляет неограниченные возможности для отобрания детей из семьи (так называемой «ювенальной юстиции»). Причем «настучать» может, кто угодно, например, соседи, которым не понравилось, что ребёнок громко играет.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 25 нарушителя могут обязать «покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию…». То есть мало того, что этот законопроект фактически отменяет презумпцию невиновности (пункт 1 статьи 49 Конституции РФ) по отношению к тем, кто создал семью или ведёт совместное хозяйство, так при этом еще и отменяет для этой категории граждан неприкосновенность имущества (пункт 3 статьи 35 Конституции РФ).

В сухом остатке …

В результате рассмотрения проекта закона становится очевидно, что во-первых, он совершенно не помогает в решении тех проблем, о которых говорят его лоббисты, а во-вторых, и в этом похоже его истинная его цель, предоставляет неограниченные, никем не контролируемые возможности по вмешательству в любую семью по абсолютно надуманным предлогам. Причем делать это смогут кто угодно. Этот или подобный ему законопроект приведёт только к одному – разрушению института семьи! У вас еще остались вопросы относительно того, почему место этому законопроекту помойка и участь его забвение? Однако не забываем об эпиграфе к статье и цитате ниже. Берегите семью!

Как бороться с технологией окна Овертона?

«Осознанно понимать и анализировать все подаваемые нам идеи и установки через книги, средства массовой информации и кино. Развивать в себе и в своих друзьях, родственниках, детях навыки подобного анализа. Максимально распространять адекватный взгляд на различные явления в жизни и принимать деятельное участие в борьбе за нравственность»

Автор записи: Алексей Дрыга